Усиление стачечного движения и крестьянских волнений

В период нового революционного подъема, когда значительно усилилось стачечное движение и возросло число крестьянских волнений, в период кризиса переселенческой политики царского правительства, еще больше усилилось революционное движение среди русских крестьян-переселенцев. Этому в немалой степени способствовал голод 1911 —1912 гг., охвативший 20 миллионов крестьян России и поразивший ряд районов Казахстана. В одном из сообщений Полтавского бюро областной переселенческой организации в 1911 году об этом голоде писалось: «Бюро областной переселенческой организации получило тревожные сведения о голоде среди переселенцев. Первая телеграмма отправлена старшим агентом. Содержание телеграммы таково: «Выяснилось, что в Тургайско-Уральской области полный неурожай хлебов, в соседних губерниях — недород. Переселенцы в страшной нужде, голодают. Развилась цинга и другие болезни. Требуется немедленная помощь. Местная администрация бессильна. Через месяц будет умирать с голоду скот. Одежду большинство проели, больше продавать нечего. Кто может — возвращается на родину». Большевистская газета «Звезда» в 26 за 1912 год в корреспонденции из Тургайской области сообщала, что «голод охватил почти всю область, населенную киргизами и переселенцами из внутренних губерний России».

Недовольство и брожение среди трудящихся переселенцев выливались так же, как и в казахском ауле, в форму противоправительственной агитации, столкновений с царской администрацией, отказа от подати. Часто бывали случаи, когда бедняки-переселенцы самовольно распахивали земли, принадлежавшие казне. Вот некоторые характерные факты: «По сведениям, сообщенным негласным порядком, было выяснено, что жителей поселка Каменского Белоорской волости, видимо, кто-то подстрекает к неподчинению властям, пропагандируя, что если казенную землю в 1912 году они удержат за собой самовольно, то она останется за ними навсегда. Под влиянием вышеупомянутой пропаганды и нелепых слухов крестьяне поселка Каменского тайно решили во что бы то ни стало распахивать и засеять в текущем году всю землю, находящуюся в пределах казенной Усакской дачи. . . . Произведенным расследованием было установлено, что главными руководителями и агитаторами в данном деле являются крестьяне поселка Каменского Иван Иосифович Самодельников, Борис Петрович Малиновский, Николай Нестеров, Рукаев. . . которые, часто выступая публично на сельских сходах с противоправительственными речами, подбивали крестьян к неподчинению властям и правительственным распоряжениям, подстрекали их к самовольному и насильственному захвату казенных угодий» .

Усиление стачечного движения и крестьянских волнений

Кустанайский уездный начальник в постановлении по делу крестьянина И. С. Семагина от 28 декабря 1911 года писал: «Крестьянин Самарской губернии Бузулук-ского уезда Коровинской волости Иосиф Савельевич Семагин обвиняется в подстрекательстве крестьян поселка 173 к устройству беспорядков и убийству заведующего 6 подрайоном Кустанайского уезда г. Батманова и вообще в противоправительственной агитации». Чиновник особых поручений при Переселенческом управлении Судаков в своем рапорте на имя Кустанайского уездного начальника писал, что «12 июля 1911 года в канцелярию заведующего переселенческим подрайоном явились уполномоченные от поселка Джол-Джурган 180 крестьяне Лукьяненко и Хильченко с требованием, чтобы на их поселок была выдана ссуда возможно скорее. На мое заявление, что в ссуде им не отказано и что она будет выдана своевременно, Аксентий Лукьяненко и Яков Хильченко не обратили никакого внимания, а заявили, что если ссуда им не будет выдана теперь, то они придут целым поселком к дверям канцелярии и будут стоять до тех пор, пока их желание получить ссуду ранее других не будет удовлетворено. Действительно, через несколько дней почти все население Джол-Джургана во главе с Лукьяненко и Хильченко явилось к канцелярии и требовало выдачи ссуды, причем в присутствии других людей из разных поселков Лукьяненко в повышенном и дерзком тоне сыпал по адресу заведующего подрайоном и его помощника весьма нелестные эпитеты, вроде того, что теперешнее начальство ни к черту не годное, и на мое заявление, что толпа будет удалена принудительным образом, устами Лукьяненко и Хильченко она отвечала, что эти угрозы им не страшны, они с удовольствием пойдут в тюрьму и куда угодно. Такое поведение Лукьяненко и Хильченко действовало ужасно деморализующим образом на пришедших переселенцев. Между тем Лукьяненко, очевидно, возбуждаемый успехами задуманного им дела привести весь поселок к канцелярии, переходил от одной группы переселенцев к другой и все время старался возбудить недовольствие и в других, пришедших из разных поселков переселенцах» .

Можно было бы привести еще десятки подобных фактов, характеризующих настроение русских крестьян-переселенцев, но и этих вполне достаточно, чтобы иметь представление о революционном брожении среди крестьян-переселенцев, живших в Казахстане. И несомненно то, что революционное выступление кре-стьян-переселенцев, имевших большой опыт борьбы с помещиками в различных районах России, поднимало на борьбу против общего врага и трудящихся казахских аулов, близко расположенных к русским переселенческим поселкам, и что их выступления сливались в общий поток революционной борьбы против царизма.


Другие записи: