Душевная глухота

Один из читателей «Известий» излагает свою позицию четко и ясно: «Врач должен чувствовать, что вслед за каждым рядовым пациентом может войти прокурор».

Прочитав это, я поначалу возмутился. А потом вспомнил: да это же втолковывали мои учителя еще на студенческой скамье! Впрочем, кому из нас, медиков, этого не внушали? Так не надо после этого удивляться, что некоторые врачи много пишут! А как иначе защититься от жалоб и того же прокурора?

В этой же статье упомянуто письмо человека, страдавшего тяжелым психическим недугом. При попытке украсть мешок картошки его избил владелец огорода. Жалобу же он написал на врачей, которые, по его мнению, лечили его от побоев неправильно. Занималось этим делом несколько комиссий! И ведь, уверен, скрупулезно изучали написанное в истории болезни.

Существует понятие «душевная глухота». Она является абсолютным противопоказанием для врачебной деятельности. А если пациент проявляет ее по отношению к врачу?

. . . В сельскую больницу поступает больной. Открытые переломы голени. Большая кровопотеря. Шок. Транспортировать пациента невозможно из-за его крайне тяжелого состояния. Сельский врач берется за операцию. Нужна первая группа крови. Последнюю ампулу как раз в этот день ввели роженице. У врача первая группа. Он ложится на стол и отдает свою кровь пациенту. Врач теряет сознание, но жизнь больного спасает.

Пациент выписывается здоровым и пишет жалобу в прокуратуру с требованием привлечь врача к ответственности за то, что в больнице не оказалось крови.

По-моему, применительно к этому больному даже слово «глухота» звучит мягко. В моем сознании эта жалоба до сих пор не укладывается. Как способен на это человек?

Долгие годы моей работы в качестве терапевта в Таллине связали меня с врачебной семьей Мардна. Многому я у них научился. Оба практические врачи, оба заведовали терапевтическими отделениями, в которых я работал, оба заслуженные врачи республики. Адда Эдуардовна — внимательный, подчас иронический взгляд, ершистый характер, удивительная врачебная интуиция, редкостный диагност. Леонхард Бернхардович — утонченный интеллигент, умница, великолепно знавший медицинскую и художественную литературу, учившийся до войны в Сорбонне. В сороковых годах их постигло несчастье. Л. Б. Мардна, как и многие другие в Эстонии, был невинно осужден и сослан в Сибирь. В Норильске он тоже работал врачом.

Душевная глухота

Было там в те годы беспокойно, а выходить по вечерам — просто опасно. Между тем такая необходимость у врача бывала, и не раз. Как-то ночью его остановили «ночные рыцари» и уже было приступили к снятию одежды, как вдруг узнали врача. Извинились. Проводили до дома. В дальнейшем какая-то незримая рука охраняла Леонхарда Бернхардовича: никогда никто не осмелился его тронуть. У него даже появилось ощущение, что кто-то следил по вечерам за тем, чтобы с ним ничего не случилось.

Для контраста другой случай. Речь идет о писателе. Он тоже признателен врачу. И дарит ему свою книгу с теплой благодарственной надписью. А после этого пишет статью, ставшую для доктора источником тяжелейших переживаний. И это — «инженер человеческих душ»! . .


Другие записи: