ИЗ СООБЩЕНИЯ УПРАВЛЯЮЩЕГО СПАССКИМ ЗАВОДОМ ОКРУЖНОМУ ИНЖЕНЕРУ СТЕПНОГО СЕВЕРНОГО ГОРНОГО ОКРУГА О ЗАБАСТОВКЕ РАБОЧИХ И СЛУЖАЩИХ НА УСПЕНСКОМ РУДНИКЕ

iz soobshheniya upravlyajushhego spasskim zavodom okruzhnomu inzheneru stepnogo severnogo gornogo okruga o zabastovke rabochih i sluzhashhih na uspenskom rudnike Борьба рабочих с капиталистами

Имею честь сообщить Вашему высокородию, что на Успенском руднике имели место забастовки служащих и рабочих при следующих обстоятельствах.

7 декабря в 6 часов вечера г-н Н. А. Фелль получил с Успенского рудника, без всякого сообщения, петицию от имени служащих и рабочих рудника, которая была подписана смотрителем Топорниным, штейгерами Невзоровым и Засыпкиным и всеми остальными служащими и рабочими, кроме конторщика Ивченко и фельдшера Костенко; копня этой петиции при сем прилагается. По получении петиции Фелль послал письмо управителю Мельдинской волости Джакеню Мустафину, в котором просил его прибыть на рудник утром 9 декабря, когда он сам рассчитывал быть там.

Ввиду беспорядков на Успенском руднике, могущих отразиться и на других промыслах, г-н Фелль 8 декабря собрал всех рабочих Спасского завода, объявил им о происшедшем на руднике объяснил, что по встречаемым ими недоразумениям они должны обращаться, во всех случаях, к администрации завода, в которой встретят искреннее участие и отношение…

На следующий день, 9 декабря, г-н Фелль выехал на рудник. Я был в отлучке в Акмолинске; он пригласил с собою, в помогу для переводов и объяснений, заводского врача г-на Братцева. Как только что они приехали на рудник и остановились в помещении, квартира была оцеплена по распоряже-нию Топорнина сторожами и они без разрешения его лишены были возможности на всякое сообщение. Вскоре затем к ним пришли Топорнин, Невзоров и рабочий Мартылого. Топорнин, не давая г-ну Фелль никаких разъяснений по поводу происшедшего, стал обращаться с ним в крайне оскорбительной форме, повышая голос и оскорбляя неуместными выражениями, причем дерзко требовал от него ответа на поданную петицию.

В ответ на его обращения г-н Фелль вынужден был сказать Топор нину, что он самим фактом подписания петиции уже устраняет себя от службы при руднике, а поэтому от продолжения службы он его увольняет. На это посыпались новые оскорбления с угрозами. После чего все трое вышли. Но вскоре вернулись Невзоров и Мартылого и объявили им, что сейчас начинается забастовка. Немедленно же забастовщики прекратили действие машины и парового котла и заявили, что г-н Фелль должен поставить сторожей, т. е. они более ни за что не отвечают.

10 декабря утром главари забастовщиков, [прекратили] г-ну Фелль и его спутникам отпуск провизии, овса лошадям, запретили киргизам отпускать уголь и воду, взяли из дома кухарку и подняли красный флаг над конторою рудника.

В этот же день после обеда г-н Фелль с врачом г-ном Брат-цевым сделали попытки говорить со всеми забастовавшими рабочими по поводу их действий, но Топорнин всеми мерами старался не допускать никаких сношений рабочих с ними. Затем была попытка говорить с выборными депутатами от рабочих, которым г-н Фелль заявил, что он готов обсуждать вопрос о требованиях рабочих, если они откажутся от сделанного ими требования в 6 пункте петиции. Причем заявил, что не согласен вести переговоры, если в этом будет участвовать Топорнин, так как он считается уволенным от службы. На сделанное предложение выборные от рабочих (не согласились и потому г-н Фелль объявил им, что он вынужден их рассчитать и предложил выехать с рудника, на что они также не согласились. После этого ночью заметно было среди рабочих подозрительное возбуждение и волнение. Топорнин, очевидно в целях поощрения рабочих к продолжению забастовки, выдал большинству их новые расчетные книжки с обозначением более выгодных для них условий, причем время выдачи книжек пометил 1 октябрем с. г. В книжках [указаны]- собсвенноручно им кредиты в больших суммах на получение товаров, припасов и проч…

11 декабря утром те же вожаки забастовки самовольно открыли магазин при руднике и стали выдавать своим приближенным товары и проч. по вновь выданным расчетным книжкам. Тут же слышались угрожающие возгласы с их стороны, когда они кончат здесь, то поедут на Спасский завод и Караганду и там сделают общую забастовку…

Я оставляю в стороне вопрос о степени ответственности Топорнина в деле организации забастовки на руднике, но думаю, что выдача с оставлением расчетных книжек, о которых я указал выше, составляет подлог, т. е. преступление уголовно-наказуемое. А потому управление завода имеет в виду возбудить, против него уголовное преследование.

Ввиду вышеизложенного желательно, если будет возможно, чтобы Вы о поведении г-на Топорнина, непосредственно от себя, довели до сведения Правления общества уральских горных техников, членом которого он состоит.

Оцените статью
Биографии Героев и писателей СССР
Добавить комментарий