Из воспоминаний П. И. Добровольского об освоении целинных и залежных земель и взаимоотношениях с местным населением

iz vospominanij p i dobrovolskogo ob osvoenii celinnyh i zalezhnyh zemel i vzaimootnosheniyah s mestnym naseleniem Революция

Мне был задан вопрос: «Вы писали рапорт командующему Черноморским флотом т. Горшкову в феврале 1954 года о Вашем выезде на целинные земли?»… Второй вопрос был такого содержания: «Мы формируем состав добровольцев на освоение целинных земель, смогли бы Вы выступить по областному радио с призывом?». Я подпрыгнул и сказал: «Наконец-то моя мечта приобрела действительность!». Мой ответ был безоговорочно положительный. На второй день мой призывной голос на целину услышали все жители Николаевской области и, как результат, 15 марта 1955 года духовой оркестр заиграл прощальный марш. Паровоз целинного состава Николаев-Кустанай дал трехкратный сигнал отправления. Закрутились колеса вагонов и под их стук загремела всем полюбившаяся песня «Едут новоселы»…

Мы ехали долго, почти полмесяца, так как прежде всего зеленый свет был открыт товарным составам, груженными всевозможной техникой, вагончиками, строительными материалами. Так что уже в дороге на целину можно было определить, что мы ехали не к теще на блины. Поэтому мы уже в вагонах начали группироваться, меня избрали старшим по вагону. 26 марта наш состав в Кустанае встретили очень радушно, с духовым оркестром, с торжественным митингом. Поместили нас во Дворце профсоюзов, где на стене висела хорошо оформленная карта Кустанайской области. Не знаю почему, но я выбрал Урицкий район, и за мной потянулись все те, кто ехал со мной в вагоне – три семейные пары, нас пятеро молодых парней и одна девушка. На второй день подошли два тракториста с оборудованными вагончиками под перевозку людей и мы поехали.

28 марта нас встречали в Урицке на территории Сорочинской МТС. Было многолюдно. Встреча была теплой. После торжественного митинга, организованного руководством района во главе с первым секретарем райкома партии тов. Назмушевым и директором МТС Шевченко, к нам подошел плотного телосложения энергичный мужчина-казах и представился, сказав, что он является бригадиром местной тракторной полеводческой бригады, которая находится в колхозе «Октябрь» (пос. Гуляевка, 25 км от райцентра). Как нам подсказали, что это бывший знаменитый механизатор, который в 1939 году получил орден Ленина и был избран депутатом Верховного Совета СССР. Этим человеком был Игликов Кожахмет, в бригаду которого мы были зачислены, все 12 человек. В этих же вагончиках нас доставили на место нашей будущей работы. И опять гостеприимство, рукопожатие, но уже местного населения, в основном родной казахской национальности, во главе с председателем колхоза «Октябрь» Хамзиным…

Семейные пары разместили в двух небольших землянках, одиночек временно взяли к себе местные жители, в основном, трактористы. Вечером того же дня семейную пару Юрченко Якова и его жену Лизу, в том числе и меня, пригласил на ужин Игликов Кожахмет. Это была многодетная, дружная семья. Нас эта семья встретила очень тепло и радостно. Я впервые оказался в такой дружной казахской семье… Свой тост хозяин дома поднял за наш приезд и далее отметил, что его многодетная семья приглашает всех в свой семейный очаг. С этого дня в течение шести лет двери этого дома были открыты днем и ночью.

Игликов Кожахмет был первым настоящим [человеком], который по отечески раскрыл тайны дружбы, братства и взаимопонимания людей всех наций. Первую путевку на целину вручил комсомол, а вторую путевку, как надо правильно осваивать эту целину, как себя вести в этой обстановке, дал этот умный человек…

На второй день нас опять повезли в МТС, чтобы узнать, как мы усвоили подаренные нам перед отъездом технические пособия по тракторам и другой технике… Комиссия признала мои ответы с оценкой отлично… Мне вручили приказ, где значилось, что я назначаюсь помощником бригадира тракторной бригады № 1, которую возглавлял Кожахмет Игликов…

Мы начали дружно готовить технику, сеялки, бороны, все то, что требовалось для предпосевной и посевной кампании, но в один из апрельских дней внезапно пошёл снег и целых три дня так буранило, что друг друга на расстоянии 3-4 метров было невидно. Это была дополнительная влага для почвы. Как только установилась погода, мы всей бригадой выехали в поле на те клетки, где можно было работать. Закрывали влагу, продолжили пахать целину, готовились к севу, работали круглосуточно в 2 смены. Молодежь жила в вагончиках, местные механизаторы уезжали домой. Питание готовилось непосредственно в поле, т. е. на полевых станах. Кухня, конечно, была не ресторанная, но и небезбедная, жить можно было, особенно тем целинникам, которые из деревни, они там в масле не купались.

Сеять начали рано, т. е. уже в начале мая, и эта кампания продолжалась в течение всего месяца, по мере подготовки, т. е. распахивали целину, затем пускали дисковые лущильники в 3-4 следа, бороны, не меняя двух следов, и только тогда сеяли. В те времена техники было маловато, но она постоянно пополнялась за счет нового поступления…

С каждым годом становилось работать легче и веселее. После завершения посевной кампании бригады продолжили работу по распахиванию целины под уже будущий богатый урожай 1956 года. Определенная часть опытных механизаторов начала готовить уборочную технику…

Лето 1955 года было сухое и, естественно, влаги было недостаточно и особенно для тех клеток, что были распаханы и засеяны весной. Но, тем не менее, хлеб рос и колос набирал силу. Его надо было убрать и сохранить. Для этого подготовили два тока, один – в Гуляевке, другой – в Безымяновке, с набором зерноочистительных и погрузочных машин. А в поселке Безымяновка даже установили зерносушилку и не напрасно, она нас выручала.

Перед уборкой наши две бригады передали в другую, Весело-Подольскую МТС, которая находилась от колхоза на расстоянии 40 км. Это в два раза дальше, чем Сорочинская МТС. Но это нам не помешало организованно включиться в битву за урожай второго года целины.

На период уборки к нам были направлены новые силы. Это в основном девушки из республик Прибалтики и Украины. Их распределили по бригадам помощниками комбайнеров. Потребовались дополнительные вагончики и палатки. Начали прибывать для отгрузки зерна воинские подразделения. Всех надо было разместить и трудоустроить.

Не остался в стороне от уборочной страды и наш любимый город Кустанай. 514 завод искусственного волокна направил в наш колхоз «Октябрь» 34 лучших своих девушек…

Уборка шла напряженным темпом, что-то ломалось, чего-то не хватало, но упорно и настойчиво мы двигались вперед и уже перевалили за вторую половину уборочных работ, как гром на голову появились тучи, пошел дождь. Мы его ждали летом, даже по казахским обычаям зарезали лошадь и корову, прося у Аллаха дождя, правда [он] немножко покрапал и перестал…

Вспомнили, что у нас есть новая сушилка, хорошо изучив её инструкцию, [узнали] что она способна при правильной её регулировке и, главное, соблюдении всех норм теплового режима можно получить вполне жизнеспособные семена. Незамедлительно подобрали знающего свое дело специалиста, под мой непосредственный контроль мы её запустили в работу. При этом перегнали комбайны на те клетки, которые были намечены под семена. Пока ещё дождь не наделал большой беды. Увлажненное зерно круглосуточно поступало на сушку, [где] доводили до определенного процента [влажности] и засыпали в склад. Хотите верьте, хотите нет, но в 1956 году отдельные клетки, засеянные этими семенами, давали по 20-25 центнеров с гектара. Через определенное время дожди прекратились, установилась погода, что позволило в октябре месяце полностью закончить уборочные работы…

Как я выше писал, слабые убежали, стойкие остались, такие как Яков Юрченко, Володя Мирошниченко, Коля Калиниченко, Володя Воронков, ну и я. Это оставшиеся первоцелинники, ну а местные механизаторы – ребята выносливые, им не привыкать. Одним словом, вся техника, а это в основном трактора, к весне были полностью отремонтированы и доставлены в бригаду своим ходом. Весной, как только начали освобождаться поля из под снега, вся бригада дружно начала готовить предпосевные и посевные агрегаты и по мере подсыхания почвы включались в работу бороны, дисковые лущильники. При этом надо отметить, что земли колхоза «Октябрь» окружали многочисленные березовые колки и лиманы, так что на одном и том же поле приходилось делать предпосевную обработку в несколько приёмов.

В те времена, т. е. в первые годы целины, технологических норм по срокам и сортам разработано не было, сеять начинали рано, т. е. в начале мая сев уже шёл полным ходом. Во-первых, это была твердая установка сверху, это был приказ, за неисполнение которого сурово наказывали. Во-вторых, огромные посевные площади требовали круглосуточной работы. Так как было маловато, сеяли весь май и даже первую декаду июня. Особенно трудно было сеять ночью, надлежащего освещения не было. В основном приходилось вперед трактора посылать проводника с фонарём, с другими фонарями были прицепщики на сеялочных агрегатах. Так что о многочисленных огрехах говорить не приходится, они были и порой не малые. Трактористы и прицепщики ночной смены были настолько уставшие, что на ходу засыпали…

Труженикам полей и всем тем, кто непосредственно вкладывал свой труд в закладку фундамента будущего неслыханного по тем временам урожая, огромное спасибо и низко поклониться, они этого заслужили…

Оцените статью
Биографии Героев и писателей СССР
Добавить комментарий