Социальная защищенность медиков

socialnaya zashhishhennost medikov Революция

На Всесоюзном съезде врачей (может быть, впервые за последние десятилетия) был поднят вопрос о социальной защищенности медиков. Нельзя же, в самом деле, видеть в них «мальчиков для битья»! Я так и не могу понять, откуда черпал сведения журналист уважаемого еженедельника, сообщивший, что «по числу преступлений и злоупотреблений отечественное здравоохранение сегодня уступает лишь торговому ведомству»?

Данные прокуратуры СССР опровергли эту безответственную сенсацию. Но ведь издревле известно: уголь ежели не обожжет, так замарает. На республиканском партийно-хозяйственном активе, обсуждавшем в 1987 году перспективы развития здравоохранения в Эстонии, выступила заместитель директора одного из крупных таллиннских предприятий. Обращаясь к присутствующим медикам, она спросила, почему мы не умеем себя защищать от несправедливых нападок прессы, почему мы не даем отпора некомпетентным и подчас спекулятивным выступлениям некоторых журналистов? Ведь это вредит делу: и нашему авторитету, и последующему воздействию на больных. Увы, это так. Почему же это происходит? Как ни странно, но в СССР правовые аспекты взаимоотношений медицинских работников и населения практически отсутствуют.

Представляется, что не на высоте многие (а может быть, большинство? ! ) наши профсоюзные организации. Один из врачей справедливо написал: «Плохо вы защищаете наши интересы, товарищи профсоюзные работники, слабо боретесь за то, чтобы привести права медиков в соответствие с их обязанностями. . . . Как больные вправе требовать от нас особой теплоты и милосердия, так и мы нуждаемся в неизменном вашем расположении и внимании».

Профсоюзы обязаны сказать свое слово, когда идет речь о защите чести медицинского работника, в частности при необоснованных обвинениях в его адрес.

К слову сказать, на фоне реабилитации (или реанимации? ) во всей нашей жизни правды не должна ли наша печать смелее признавать собственные возможные ошибки? Известный журналист В. Надеин нашел же в себе мужество извиниться перед незаслуженно обиженным им человеком. В связи с этим он отмечает, что за долгие десятилетия журналисты избаловали себя «практически абсолютной неопровержимостью». А ведь и они, как все люди, ошибаются.

Мне чуждо чувство защиты чести мундира. К несчастью, есть врачи, которым медицина противопоказана. Но есть и се несовершенство. Не понимать этого — значит уйти от ответа, почему люди умирают даже в лучших клиниках мира.

Средства массовой информации сообщили, что избранный в начале 1985 года президентом Бразилии Анкреду Невис скончался через несколько дней после избрания. Я было подумал, что причиной был инфаркт миокарда или кровоизлияние в мозг. Как уже говорилось, такое бывает и от положительных эмоций. В госпитале же, где его лечили, мне и моим коллегам рассказали, что умер он от осложненного аппендицита.

Лучшие хирурги оперировали его 8 раз, но спасти не удалось.

Прямо скажем, в наше время такую смерть воспринять трудно. Но подобные примеры, увы, не единичны. И требуют они не дилетантского, а профессионального анализа. При этом весьма тщательного. Поэтому перед публичным обвинением врача в неквалифицированности или некомпетентности следует ознакомиться с мнением профессионалов, не допуская домыслов, обусловленных особенностями характера и восприятием, деформированным болезнью.

Один из литераторов объявил, что предостеречь врачей «от пагубного легкомыслия» может общественное мнение. Оно и должно их, так сказать, воспитывать. Очевидно, критикой — строгой и нелицеприятной. Позволю себе, однако, в этой связи сослаться на два выступления последнего времени в центральной прессе, перекликающиеся между собой. Оба они принадлежат хорошо известным публицистам. Светлана Степунина делится своими сомнениями: «. . . Не слишком ли часто вообще в наши дни мы, не сведущие в сложнейшей современной медицине, не подозревающие даже, как усложнился сам больной, его реакции (а есть у медиков сегодня и такая проблема), — Не слишком ли безапелляционно спешим судить, осуждать, обвинять врачей? »Ярослав Голованов в упомянутой уже выше статье ставит вопрос еще острее: «. . . а не чересчур ли? Не перебарщиваем ли мы с этой критикой? Не затюкали ли мы наших медиков? » Если ребенку все время твердить, что он плохой, он от этого лучше не становится. Это современной педагогикой доказано.

Оцените статью
Биографии Героев и писателей СССР
Добавить комментарий