Справка Главархива МВД СССР

spravka glavarhiva mvd sssr 1 Революция

В состав наследия представителей литературы, науки, искусства входят рукописи художественных, научных, музыкальных и др. произведений, как изданных, так и оставшихся неопубликованными, варианты этих произведений, черновики, наброски, эскизы, письма и др. материалы. Исключительная ценность творческого наследия деятелей культуры заключается в том, что оно свидетельствует об уровне культурного развития общества, его достижениях в области литературы, науки и искусства, раскрывает методы и способы работы, посредством которых достигаются выдающиеся творения людей, освещает общественную и личную жизнь представителей литературы, науки, искусства, память о которых дорога человечеству. Поэтому еще до Великой Октябрьской социалистической революции в нашей стране творческие материалы писателей, композиторов, художников, ученых стали приобретаться казенными и частными библиотеками и музеями. Однако интенсивная работа по привлечению этих материалов в распоряжение общества началась только после установления Советской власти.

Декретом СНК РСФСР в 1919 году была отменена частная собственность на архивы умерших русских писателей, композиторов, художников и ученых, хранившиеся в библиотеках и музеях. Библиотеки и музеи стали государственными хранилищами этих материалов. В 1941 г. Постановлением СНК СССР для хранения документальных материалов по истории литературы, в том числе и личных фондов, был образован Центральный государственный литературный архив СССР, преобразованный в 1954 г. в Центральный государственный архив литературы и искусства СССР, который за короткое время стал крупнейшим хранилищем таких материалов. Материалы личных фондов представителей литературы и искусства имеются и в других государственных архивах. Для научной разработки и хранения творческих материалов наиболее выдающихся представителей литературы и искусства (А. М. Горького. Л. Н. Толстого, В. В. Маяковского, АС. Пушкина и др. ) постановлениями Правительства СССР образованы специальные научно-исследовательские учреждения.

Задачи использования документальных материалов личных архивов, стоящие перед указанными учреждениями, заставляют их постоянно расширять свою документальную базу путем активного розыска и приобретения материалов представителей литературы и искусства. Приобретение материалов производится или путем получения их в дар, или за денежное вознаграждение. Однако в этой работе имеются серьезные недостатки, являющиеся следствием действующего законодательства об авторском и имущественном праве, а также недостаточно продуманной организации самой работы.

В соответствии с установленными государством нормами авторского права, согласно которым только автор рукописи может разрешить её опубликование или переиздание, за что ему должен быть выплачен авторский гонорар, автор произведения пользуется этим правом в течение всей жизни. После смерти автора наследником его творчества становится общество. Однако в интересах семьи и ближайших родственников умершего, им временно уступаются все права и выгоды, связанные с изданием неопубликованных и переизданием опубликованных его произведений. Наследники в течение 15 лет пользуются авторским правом умершего.

С окончанием 15-летнего срока действия наследственного авторского права возможность использования в печати и другими способами творческого наследия умершего предоставляется законом всем учреждениям и гражданам Советского Союза.

Однако окончание срока действия авторского права, не сопровождается лишением наследников прав собственности на документальное наследие умершего, которое согласно законодательству об имущественном праве переходит в полную и бессрочную собственность наследников, что дает им возможность распоряжаться творческим наследием умершего лица по собственному усмотрению: хранить у себя как семейную ценность, подарить или продать государству, раздать знакомым, распродать по частям коллекционерам и даже уничтожить.

Конкретными примерами могут служить судьбы рукописного творческого наследия ряда выдающихся деятелей литературы и искусства.

Свыше 30 лет после смерти поэта и крупного ученого-литературоведа В. Я. Брюсова его рукописное наследие остается недоступным для изучения и использования, так как к нему никого не подпускает вдова поэта.

В течение 23-х лет со дня смерти писателя В. А. Гиляровского его личный архив находится в распоряжении дочери писателя и ее мужа. Использование этого богатейшего архива невозможно, так как доступ к нему закрыт наследниками.

Вдова кинорежиссера В. И. Пудовкина тоже никого не допускает к изучению и использованию материалов его личного архива. До сих пор не поступил на государственное хранение личный архив А. С. Макаренко и т. д.

В этих случаях государство не имеет фактической возможности использовать свое право о принудительном выкупе авторского права у наследников, так как оно не приобретает права собственности на документальные материалы, которые находятся в бессрочном распоряжении наследников и охраняются законом об имущественном праве.

Нереальным становится и выполнение государством своей задачи защиты авторства и неприкосновенности авторского произведения, так как сохранность творческого наследия умершего деятеля литературы, науки, искусства остается необеспеченной.

Приведенные примеры, которые не единичны, свидетельствуют о том. что налицо противоречие между интересами общества и личными интересами наследников умерших деятелей литературы и искусства.

В соответствии с советским правом, которое ставит интересы общества выше интересов частных лиц. представлялось бы целесообразным передавать документальное наследие умершего деятеля науки, штературы, искусства после прекращения срока действия наследственного авторского права в собственность государства. Тем самым были бы справедливо удовлетворены и законные интересы наследников, вытекающие из их права наследования, и интересы общества.

Наряду с этим возникает необходимость принятия более действенных мер для обеспечения сохранности творческого наследия в период его нахождения в распоряжении наследников. Для достижения этой цели следовало бы обязать творческие организации и научные учреждения после смерти представителей литературы, науки и искусства создавать комиссии с участием представителей государственных архивов по определению ценности и возможностей использования творческих материалов умерших. В каждом конкретном случае эти учреждения должны брать на учет все имеющие научное значение творческие материалы умершего лица, предупреждать наследников, что с окончанием действия наследственного авторского права взятые на учет материалы подлежат передаче на государственное хранение, предупреждать их об ответственности за утрату этих материалов и одновременно разъяснять, что они в любое время до окончания действия авторского права без ущерба для себя могут передавать унаследованные творческие материалы в распоряжение государства или безвозмездно, или за известное вознаграждение.

Такой порядок обеспечил бы поступление на государственное хранение документального наследия умерших представителей литературы, науки, искусства, обеспечил бы их сохранность во время нахождения материалов в распоряжении наследников и свел бы до минимума возможность их купли и продажи частными лицами.

Следует отметить, что условия, порождающие возможность купли и продажи творческих материалов, все же остаются, так как еще при жизни авторов последние могут их дарить, а также завещать при отсутствии наследников разным лицам. Этой возможностью могут воспользоваться коллекционеры в целях извлечения выгоды. В связи с этим было бы целесообразно официально запретить всевозможные правовые сделки в отношении документальных материалов личного происхождения между частными лицами. Такое мероприятие устранило бы условия, порождающие спекулятивный ажиотаж вокруг творческих материалов представителей литературы, науки, искусства. В качестве поощрения лиц, передающих творческие материалы на государственное хранение, было бы целесообразно установить денежное вознаграждение.

Серьезным недостатком в работе по привлечению на государственное хранение личных архивов деятелей литературы, науки, искусства является непродуманная организация этой работы. Право приобретения указанных архивов предоставлено различным учреждениям, которые действуют разобщенно и вступают иногда в настоящую «конкурентную борьбу». Это ведет к распылению усилий, увеличению материальных затрат и снижению эффективности собирательской деятельности, а также к возникновению спекулятивного ажиотажа среди владельцев материалов (наследников и коллекционеров) .

Так, наследники декабриста Фонвизина решили продать его личный архив. Центральный государственный литературный архив СССР оценил его в 5—6 тыс. рублей, а Государственная библиотека им. В. И. Ленина купила его за 28 тысяч рублей; коллекционеру Оксману за автограф композитора М. П. Мусоргского ЦГАЛИ СССР предлагал 3 тысячи рублей, а Музей музыкальной культуры купил его за 5 тысяч рублей, за архив художника В. Д. Поленова ЦГАЛИ СССР предлагал 65 тысяч, а Государственная Третьяковская галерея приобрела его за 100 тысяч рублей, за архив дирижера Большого театра А. М. Пазовского, оцененный в ЦГАЛИ СССР в 7 тысяч рублей, Музей музыкальной культуры заплатил 14 тысяч рублей.

В 1958 году с вдовой поэта В. Я. Брюсова вели переговоры о передаче его архива на государственное хранение одновременно три учреждения: Институт русской литературы (Пушкинский дом) , Центральный государственный архив литературы и искусства и Государственная библиотека им. В. И. Ленина. Это, вероятно, дало ей основание запросить за архив мужа 250 тысяч рублей.

Указанные факты говорят о том, что сама организация собирательской работы создает условия и возможности для превращения творческого наследия выдающихся деятелей науки и культуры в предмет купли-продажи.

Этот организационный недостаток используют в своих корыстных целях некоторые наследники и коллекционеры, что в свою очередь может привести к продаже творческих материалов гражданам и учреждениям иностранных государств. Опасность продажи творческих материалов деятелей отечественной культуры за рубеж усиливается также тем, что в Советском Союзе нет правительственного постановления о запрещении вывоза творческих документов за границу в то время, как в ряде буржуазных стран такие постановления имеются.

Кроме недостатков, связанных с собиранием документальных материалов личного происхождения, необходимо отметить имеющую место неупорядоченность их хранения. Эта неупорядоченность заключается прежде всего в том, что документальные материалы многих личных фондов хранятся одновременно в нескольких учреждениях. Так, в Центральном государственном архиве литературы и искусства

СССР и Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина одновременно хранятся творческие, эпистолярные и др. материалы 76 писателей, поэтов и критиков (Гончарова И. А. , Лескова Н. С. , Новикова-Прибоя А. С. и др. ) , 23 композиторов, режиссеров, артистов и др. театральных деятелей (Глинки М. И. , Глазунова А. К. , Чайковского П. И. , Стасова В. В. , Направника Э. Ф. , Шаляпина Ф. И. и др. ) , 6 художников (Репина И. Е. , Айвазовского И. К. , Верещагина В. В. и др. ) . В том же архиве и Государственной библиотеке им. В. И. Ленина одновременно хранятся рукописи 70 деятелей литературы.

В ряде случаев документальные материалы одного и того же личного фонда хранятся в государственном архиве и в нескольких библиотеках, музеях и научно-исследовательских институтах. Так, кроме Центрального государственного архива литературы и искусства СССР, документальные материалы В. Г. Белинского хранятся в Государственной библиотеке им. В. И. Ленина, Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, в Государственном литературном музее, материалы Н. В. Гоголя — в Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, в Государственной библиотеке им. В. И. Ленина, в Государственном литературном музее, Институте русской литературы, материалы М. Ю. Лермонтова в Государственной библиотеке им. В. И. Ленина, Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Институте русской литературы, Государственном литературном музее, Музее-усадьбе М. Ю. Лермонтова в городе Пензе.

Документальные материалы академика И. П. Павлова хранятся в архивах Академии наук СССР, Академии медицинских наук СССР, Ленинградском институте физиологии им. И. П. Павлова; микробиолога Д. К. Заболотного — в архивах Академии наук УССР, Института экспериментальной медицины Академии медицинских наук СССР, Музея им. Д. К. Заболотного, физиолога И. И. Мечникова — в архивах Академии наук СССР, Ленинградского и Одесского государственных университетов и в Госархиве Одесской области.

Разобщены по различным хранилищам также материалы А. И. Герцена, Ф. М. Достоевского, Н. А. Некрасова, А. П. Чехова, В. В. Маяковского, А. С. Серафимовича, Д. А. Фурманова, М. В. Ломоносова, В. О. Ключевского, Н. Ф. Гамалея и многих других выдающихся писателей, поэтов, художников, композиторов, ученых и др. представителей литературы, науки и искусства.

Совет Министров СССР постановлением № 914 от 13 августа 1958 г. утвердил Положение о Государственном архивном фонде Союза ССР, которым Главному архивному управлению МВД СССР и его местным органам предоставлено право решать вопросы о передаче документальных материалов из библиотек и музеев в государственные архивы. Однако действующие постановления Правительства СССР о библиотеках и музеях разрешают им иметь рукописные отделы, собирать и хранить в них документальные материалы представителей литературы, науки, искусства. Поэтому библиотеки и музеи отрицательно относятся к передаче материалов в государственные архивы.

Ликвидация рукописных отделов библиотек и музеев позволила бы навести должный порядок в хранении творческих материалов и привела бы к значительному сокращению штатов этих учреждений и экономии денежных средств, тем более, что государственные архивы могли бы принять хранящиеся в библиотеках и музеях материалы и обеспечить их использование без сколько-нибудь заметного увеличения своих штатов. В этом случае местами хранения документальных материалов стали бы только государственные архивы СССР, партийные архивы КПСС, архивы Академии наук СССР, а также учреждения, созданные Правительством СССР для научной, народнохозяйственной и политической разработки отдельных категорий материалов: Архивное управление Министерства иностранных дел СССР, Всесоюзный геологический фонд, Государственный фонд фильмов, Архив А. М. Горького, Музей-Архив Д. И. Менделеева, Музей-Архив Л. Н. Толстого, Библиотека-музей В. В. Маяковского и др.

Эти же учреждения, и только они, должны иметь право приобретать в соответствии со своими профилями документальные материалы у населения.

Задачи правильной организации работы по привлечению личных архивов на государственное хранение требуют также создания единой междуведомственной комиссии, координирующей эту работу и определяющей размер выплаты вознаграждений гражданам СССР, передающим такие материалы на государственное хранение.

Указанную комиссию было бы целесообразно образовать при Главном архивном управлении МВД СССР с включением в ее состав представителей Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Академии наук СССР, Министерства культуры СССР, Союза советских писателей, Союза советских композиторов и других заинтересованных учреждений и организаций.

Аналогичные комиссии целесообразно образовать и при архивных управлениях (отделах) МВД союзных республик.

Оцените статью
Биографии Героев и писателей СССР
Добавить комментарий