УЛУЧШАЮТСЯ УСЛОВИЯ ТРУДА И БЫТА ЖЕНЩИН СРЕДНЕЙ АЗИИ

uluchshajutsya usloviya truda i byta zhenshhin srednej azii Съезды и совещания женщин

Помимо правовой работы комиссии по улучшению быта проводят большую работу по организации бытовых учреждений, по продвижению всех вопросов, связанных с улучшением быта трудящихся женщин. Например, Казахская комиссия по улучшению быта приняла непосредственное участие в составлении пятилетнего хозяйственного плана Казахской республики, с тем чтобы включить туда все мероприятия, связанные с улучшением труда и быта казахской женщины.

Узбекская комиссия принимала непосредственное участие в разрешении вопросов инвентаризации земле-устраиваемых женских хозяйств. В Узбекистане, как и в других республиках Средней Азии, проведено чрезвычайной важности дело — наделение землей беднейших крестьян.

В Узбекистане басмаческое движение окончилось только в последние годы, и лишь в 1926 году Узбекистан был в состоянии провести земельную реформу — отобрать у баев, богатых помещиков землю и передать бедноте и батракам. Женщины в республиках Средней Азии, где эта земельная реформа проводилась, были наделены [землей] наряду со всеми. Сам факт наделения землей женщин — невиданное дело в истории Востока. И оно имеет не столько экономическое значение, сколько политическое. Каждый аул Туркменистана, каждый кишлак Узбекистана убедился в том, что Советская власть не на словах, а на деле уравнивает женщин с мужчиной. В Узбекистане и Туркменистане проводят наделение землей не по душам, а по хозяйствам, и лишь та женщина, которая возглавляла хозяйство (главным образом вдовы), получала земельные наделы. Вот почему число этих наделов невелико. Но значение земельной реформы настолько велико, что именно оно и было одной из основных предпосылок к огромному росту активности со стороны узбечек, проявленной ими при выборах Советов. Это было одной из предпосылок того самого наступления «Худжум» о котором я собираюсь вам рассказать.

Земельная реформа в Средней Азии подорвала экономические корни угнетения женщины. Земельная реформа разрушила такой обычай, как брачное право на воду. Большинство крестьянок центральных губерний не представляют себе, что такое брачное право на воду, а между тем были такие диковинные вещи еще недавно, до 1926 года, что туркменский крестьянин не мог получить воды, а тем самым и земли (так как земледелие возможно лишь при искусственном орошении), пока он не женился. Значит, нужно было раньше жениться, а потом получить право на воду, а чтобы жениться, надо было дать большой калым. Поскольку женитьба была связана с правом на воду и землю, калым этот достигал огромных размеров. На женщинах, как на товаре ходком, была большая спекуляция, и калым на женщину до земельной реформы доходил до 50 верблюдов. Конечно, не всякий мог его дать, и много бедноты принуждено было годами работать у богатых людей, у баев, чтобы накопить калымное имущество, купить жену и тем самым стать хозяином на своем земельном участке. Земельная реформа положила конец этому. После того как женитьба стала вне зависимости от права на землю и воду, несомненно, корни этого самого калыма в Туркмении подорваны больше, чем когда-либо…

Второй вопрос, который для нас сейчас чрезвычайно важен,— это вопрос вовлечения восточной труженицы в производство и кооперацию. В противовес политике царского правительства, которое рассматривало Восток как свою колонию, которое тянуло оттуда сырье и не развивало на Востоке промышленности, при Советской власти во всех восточных республиках и областях идет строительство фабрик и заводов. Имеются значительные перспективы в части вовлечения и женских рабочих рук в производство на Востоке. Если посмотреть, какие виды промышленности будут развиваться, то, например, Средняя Азия в своем пятилетнем плане указывает, что к концу пятилетки на 51 тысячу (в круглых цифрах) рабочей силы, которая будет втянута дополнительно к имеющейся, около пятнадцати тысяч придется на промышленность шелкообрабатывающую. Помимо шелкообрабатывающей промышленности там развиваются текстильные фабрики и целый ряд таких заводов, как консервные и прочие. Они неизбежно вовлекут в производство женские рабочие руки. Если судить по Средней Азии, то мы имеем в перспективе вовлечение десятков тысяч восточниц на эти вновь строящиеся фабрики и заводы.

Задачи привлечения восточниц в производство, подготовки квалифицированной рабочей женской силы для развертывающихся фабрик и заводов являются для нас сейчас одной из основных задач работы на Востоке.

Конечно, дико говорить, что фабрика, построенная в Фергане, за тысячи верст от центральных губерний, стала бы перетягивать иваново-вознесенских ткачих. Эта фабрика должна иметь в качестве ткачих узбечек, которые живут непосредственно в Ферганской области. Чтобы подготовить узбечек к работе на фабрике, поставить их за станок, нужно научить их ткацкому ремеслу. И Средняя Азия приступила к этому делу. В Ташкенте вы найдете профтехническую школу ткачества, которая готовит сотни ткачих-узбечек. Вы найдете группу туркменок и узбечек, которые обучаются ткацкому делу на центральных фабриках в Москве и под Москвой.

Такая подготовка рабочей женской силы проводится и в ряде других республик и областей, в частности в республиках Закавказской Федерации. Восточницы, которые идут на производство, не всегда понимают, как русские работницы, что для того, чтобы удержаться на производстве, нужно учиться работать, нужно возможно настойчивее повышать квалификацию. Вот этого сознания у восточной труженицы еще нет. Она не привыкла « работе на фабрике, не привыкла стоять за станком так же, как она не привыкла, например, сидеть на стуле… Поэтому производительность труда восточницы во многих случаях ниже производительности труда русской работницы.

Необходима большая работа со стороны профсоюзов среди вновь привлеченных на производство. Нужно объяснить, что пришедшая на фабрику должна научиться работать, должна добиваться закрепления себя на -производстве. Это является одной из основных задач восточной женщины. О том, что нужно учиться, каждая присутствующая здесь работница и крестьянка не только должна понять, но и разъяснить тем, к кому она вернется. Вовлечение восточницы в кооперацию — вопрос не менее важный и сложный еще и потому, что к его разрешению наши кооперативные органы еще не подошли вплотную. Нет области нашего строительства, где бы не было достижений. Они есть и в кооперировании восточниц…

Туркменистан имеет больше 10 тыс. искусных ковровщиц, представительниц которых вы видели вчера. Они демонстрировали ковер своего изделия. Нет области или республики, которая бы не имела того или иного вида кустарного женского промысла. На Востоке допускается создание специальных женских артелей. К десятилетию Октября этих артелей насчитывается 140 по республикам. Но этого количества сравнительно с тем, что нам нужно, конечно, недостаточно…

Не меньшие задачи стоят в области организации восточниц в сельскохозяйственную кооперацию. Тут так же, как и в промысловой кооперации, допускается создание артелей (молочных, птицеводческих, по шелководству и др.). Шелководческие кооперированные объединения любопытны тем, что в них проведено так называемое озадачивание. «Озадачиванис» — это авансирование кустарок. Если, предположим, Кустпромсоюз заключает договор с ковровщицей-туркменкой, то прежде, чем он получит свой заказ, он дает ковровщице определенный задаток, аванс и потом, получая готовое изделие, доплачивает остальные деньги. Этим устраняется скупщик, дается. помощь кустарке и создается большая возможность организации кустарок.

То же «озадачиванис» проведено сейчас в Средней Азии в шелководческой кооперации. В этом производстве в дореволюционное время в Средней Азии было занято более 200 тыс. дворов. Можете подсчитать, сколько крестьянок было занято этим делом, а шелководство— это дело только женских рук…

Несомненно, перспективы на второе десятилетие в области кооперирования восточниц огромны. Речь идет о кооперировании сотен тысяч кустарок и крестьянок Востока. В потребительской кооперации на Востоке имеются также отличительные от центральных губерний формы. Там допускается организация специально женских лавок. В Москве, во Владимире, Иваново-Вознс-сенске дико говорить о специально женских лавках, но там, где люди не выходят из своего дома с открытыми лицами, там, где на базар идет в первую очередь мужчина,— там организация отдельных женских лавок имеет свой смысл. И сейчас в Узбекистане объединено женскими лавками за короткое время более 5 тыс. узбечек. Налицо — достаточный кооперативный актив из узбечек. Женские лавки в хозяйственном отношении вполне себя оправдали.

Что нужно считать основным в области кооперирования восточниц? Прежде всего, конечно, дальнейшее вовлечение в кооперацию. Но на Востоке мало вовлечь женщину в кооперацию, нужно се и научить работать. Например, в шелководческой кооперации в некоторых районах Киргизии киргизки носили грену под мышками. В большинстве районов мы имеем самые допотопные способы кустарного производства. Там станки, на которых работают туркменки, делаются горизонтальными, на четверть, две от земли. За этим станком туркменка на корточках просиживает по 16 часов в сутки и за эту работу, в конце концов, получает мизерную плату.

Женщины Казахской автономной ССР не умеют делать масло, а молока в этой республике — в изобилии.

Поэтому большой задачей является не только вовлекать, но и учить работать, показывать, как лучше сделать тот же продукт сельского хозяйства, повысить товарность крестьянского хозяйства на Востоке.

«Всесоюзный съезд работниц и крестьянок, членов сельских и городских Советов и волостных (районных) исполкомов». Стенографический отчет. М., 1927, стр. 211—216.

Оцените статью
Биографии Героев и писателей СССР
Добавить комментарий