«Ветеринаризация» медицины

veterinarizaciya mediciny Революция

В некоторых статьях появился новый, с тревогой применяемый термин: ветеринаризация медицины.

Что вкладывают в это понятие? Речь-то и идет о заслонении личности больного анализами и кривыми вследствие того, что былой принцип отношений «врач — больной» все больше подменяется принципом «врач — аппарат — больной». Между людьми оказалась техника, которая, как говорят, «контузит» некоторых врачей своей ударной волной. Отношение врача с пациентом обезличивает, стандартизирует аппарат. В ветеринарии нет личности — есть бессловесная особь, человек же — всегда личность с присущими ей особенностями характера, воспитания, темперамента, с разной степенью эмоциональности и т. д. И если врач — настоящий врач, он не может всего этого не учитывать.

Поэтому я и сомневаюсь, чтобы робот, заменяющий врача, смог стать идеалом больного даже в будущем.

«Ветеринаризация» медицины

Кибернетика компрометации не заслуживает и в защите не нуждается. Одни называют кибернетические машины умными, другие — идиотами с феноменальной способностью считать и запоминать. Но никто не наделяет машины сердцем, тем сердцем, без которого нет настоящего врача, нет врачевания, нет понимания чужого горя и страдания.

Мой учитель, Михаил Ильич Мастбаум, начинал консультацию больного с того, что молча и чуть улыбаясь всматривался в его глаза. Сколько раз приходилось наблюдать, как под влиянием этого умного и ободряющего взгляда пациент, который скованно и напряженно ожидал встречи с профессором, «оттаивал».

Во многих работах о сегодняшнем и завтрашнем дне деонтологии приводится следующее высказывание Ан-туана де Сент-Экзюпери: «Я верю, настанет день, когда больной неизвестно чем человек отдастся в руки физиков. Не спрашивая его ни о чем, эти физики возьмут у него кровь, выведут какие-то постоянные, перемножат их одна на другую. Затем, сверившись с таблицей логарифмов, они вылечат его одной-единственной пилюлей. И все же, если я заболею, то обращусь к какому-нибудь старому земскому врачу. Он взглянет на меня уголком глаза, пощупает пульс и живот, послушает. Затем кашлянет, раскуривая трубку, потрет подбородок и улыбнется мне, чтобы лучше утолить боль! Разумеется, я восхищаюсь наукой, но я восхищаюсь и мудростью».

Когда к известному терапевту академику АМН СССР В. X. Василенко обратились с вопросом, кого бы он при необходимости предпочел в настоящее время — маститого корифея прошлого или современного молодого врача, ученый отдал предпочтение последнему, но с оговоркой: если только это хороший врач.

Оцените статью
Биографии Героев и писателей СССР
Добавить комментарий