Записка отделов культуры ЦК КПСС, пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам

zapiska otdelov kultury ck kpss propagandy i agitacii ck kpss po sojuznym respublikam Борьба за права человека

Издательство Академии наук СССР выпустило 65-й том «Литературного наследства» под названием «Новое о Маяковском». Ознакомление с этой книгой показало, что в ней содержатся материалы, грубо искажающие облик выдающегося советского поэта.

Содержание тома вызвало возмущение советской общественности, а буржуазная пресса использует эту книгу в целях антисоветской пропаганды. Составители тома (главный редактор академик В. В. Виноградов, члены редакции И. С. Зильберштейн, С. А. Макашин, М. Б. Храпченко) включили в книгу переписку В. В. Маяковского с Л. Ю. Брик

(125 писем) , носящую сугубо личный, интимный характер и не представляющую никакого научного интереса.

К публикации писем предпослано предисловие Л. Ю. Брик, рассчитанное на дешевую сенсационность. Она сообщает, что была одновременно женой В. Маяковского и О. Брика. «С Владимиром Маяковским мы прожили 15 лет — с 1915 года до его смерти, — пишет Л. Ю. Брик. — Письма он писал мне даже тогда, когда мы расставались ненадолго. Под письмами и телеграммами ко мне Владимир Владимирович подписывался "Щен". Под большинством писем — рисунок, на котором он себя изображал в виде щенка, а меня иногда кошкой, — это были наши домашние клички. . . Почти в каждом письме упоминается О. М. Брик. Осип Максимович был моим первым мужем. Я встретилась с ним, когда мне было 13 лет. Обвенчались мы в 1912 году. Когда я сказала ему о том, что Маяковский и я полюбили друг друга, все мы решили никогда не расставаться. Маяковский и Брик были тогда уже близкими друзьями, людьми, связанными друг с другом близостью идейных интересов и совместной литературной работой. Так и случилось, что мы прожили нашу жизнь, и духовно, и большей частью территориально, вместе».

Письма состоят из любовных словоизлияний такого рода: «Все женщины липкие и скучные. Все мужчины прохвосты. Лева, конечно, не мужчина и не женщина». «Если рассматривать меня как твоего щенка, то скажу тебе прямо — я тебе не завидую, щенок у тебя не завидный» и т. п.

Вполне понятно, что такие сугубо интимные письма не могут быть предметом литературного исследования. Они не нужны специалистам, изучающим творчество Маяковского, и вызывают чувство протеста у читателей, любящих Маяковского как великого поэта революции. В то же время они возбуждают нездоровый интерес у определенной части читателей, на которых, видимо, и рассчитывали составители этой книги, изданной не обычным для такого рода академических изданий тиражом — в 20 тыс. экземпляров, вместо обычных 5 тыс. экземпляров.

Подобного рода публикации по самому своему характеру чужды советской науке. Они вполне в духе буржуазного литературоведения, подменяющего мелкими бытовыми подробностями анализ творческого наследия писателей.

Тенденциозно подобраны и публикации выступлений В. В. Маяковского, подготовленные А. Февральским, В. Катаняном, Л. Розенблюм и Ф. Пицкель. Причем некоторые из этих выступлений уже публиковались ранее с небольшими купюрами, непринципиального характера. Составители тщательно восстановили эти купюры — в одном случае они сводились к реплике с места: «Ленин вас к черту послал», в другом к ссылке на статью Н. Бухарина в «Правде» и т. д. Ряд публикаций выступлений поэта, в которых он высказывал неверные, путаные суждения по вопросам отношения к классическому наследию, соответствующим образом не прокомментированы. Все эти выступления даны по неправленным автором стенограммам.

В статье Е. Динерштейна «Маяковский в феврале—октябре 1917 г. » явно преувеличиваются колебания поэта, и он по существу показан как человек, не принявший революцию. Соответствующим образом подобранные выступления поэта, а также иллюстративный материал (фотоснимок книги с дарственной надписью Б. Пастернаку и т. д. ) создают ложное представление о Маяковском как о поэте «лефовской» группы, для которого самыми близкими людьми являлись такие лица, как О. Брик, Б. Пастернак, В. Шкловский.

Известно, что за последнее время зарубежные ревизионисты пытаются извратить творческий облик Маяковского, доказывая, что поэт был «внутренним» эмигрантом, чуждым по своему духу и мировоззрению социалистической эпохе. Некоторые материалы из книги «Новое о Маяковском» играют на руку авторам этих фальсификаторских концепций.

Следует отметить, что книга «Новое о Маяковском», являющаяся по существу первой книгой в серии «Литературное наследство», посвященной советской литературе, фактически собиралась и редактировалась беспартийным литературоведом И. Зильберштейном. Главный редактор «Литературного наследства» академик В. Виноградов и член редакции коммунист проф. М. Храпченко в ходе обсуждения материалов, представленных И. Зильберштейном, потребовали исключения из книги явно тенденциозных воспоминаний Л. Брик и Э. Триоле о Маяковском, но не проявили должной принципиальности в оценке других материалов и разрешили том к выпуску.

Сестра поэта Л. В. Маяковская в своем письме в ЦК КПСС пишет: «Брат мой, человек совершенно другой среды, другого воспитания, другой жизни, попал в чужую среду, которая, кроме боли и несчастья, ничего не дала ни ему, ни нашей семье. Загубили хорошего, талантливого человека, а теперь продолжают чернить его честное имя борца за коммунизм».

Писатель Ф. Панферов в своем письме отмечает, что в книге собраны материалы, способные внушить недоверие к Маяковскому. Свое возмущение опубликованием писем В. Маяковского к Л. Ю. Брик выразил в беседах К. Федин и другие видные литераторы.

На состоявшемся 24 февраля с. г. заседании отделения языка и литературы Академии наук, посвященном обсуждению книги «Новое о Маяковском», видные советские литературоведы тт. Бархударов, Мет-ченко, Щербина, Благой и другие указывали на тенденциозный, односторонний характер приведенных в ней материалов. Они отмечали, что книга, несмотря на то, что в ней есть отдельные удачные статьи, дает неправильное, извращенное представление о В. В. Маяковском.

Члены редакции тт. Виноградов и Храпченко в своих выступлениях признали ошибочный характер публикации писем В. В. Маяковского к Л. Ю. Брик, а также ряда других материалов книги. Составитель тома И. Зильберштейн критику в свой адрес не принял и отстаивал свои неверные позиции.

Отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам и Отдел культуры ЦК КПСС считают факт выпуска книги «Новое о Маяковском» в серии «Литературное наследство» грубой политической ошибкой отделения языка и литературы Академии наук СССР. В особенности большая вина в этом лежит на т. Храпченко, как члене КПСС и несущем основную ответственность за идейное содержание тома. Считаем необходимым наложить на т. Храпченко партийное взыскание.

Полагали бы необходимым предложить Президиуму Академии наук СССР (т. Несмеянову) укрепить состав редакции «Литературного наследства», отстранив от работы Зильберштейна, как недобросовестного литературоведа.

Следует отметить, что за последнее время в научной и периодической печати творчество В. Маяковского нередко получает неверное освещение. С одной стороны, некоторые литературоведы искусственно сглаживают противоречия в творческом становлении поэта, игнорируют известные ленинские высказывания о футуризме, что объективно ведет к снижению роли Коммунистической партии в формировании поэта пролетарской революции. С другой стороны, делаются попытки изобразить Маяковского человеком неискренним, «внутренним эмигрантом», находившимся в разладе с советской действительностью.

Исходя из вышеизложенного, было бы целесообразным поручить журналу «Коммунист» (т. Константинову) опубликовать статью с критикой состояния работы по литературоведению, обратив, в частности, особое внимание на неправильные тенденции в изучении творчества В. Маяковского.

Вопрос об ошибочном характере сборника «Новое о Маяковском» просим обсудить на заседании Комиссии ЦК КПСС по вопросам идеологии, культуры и международных партийных связей.

Оцените статью
Биографии Героев и писателей СССР
Добавить комментарий