Зарождение и развитие в ауле капиталистических отношений

zarozhdenie i razvitie v aule kapitalisticheskih otnoshenij Революция

Зарождение и развитие в ауле капиталистических отношений вели к еще большему усилению эксплуатации трудящихся казахов. «Но как только народы, — писал К. Маркс,— у которых производство совершается еще в сравнительно низких формам рабского, барщинного труда и т. д., начинают втягиваться мировым рынком, на котором господствует капиталистический способ производства и который преобладающим интересом делает продажу продуктов этого производства за границу, так к варварским ужасам рабства, крепостничества и т. д. присоединяется цивилизованный ужас чрезмерного труда». Так было в казахском ауле. Баи все шире привлекали своих сородичей к чрезмерному труду, выплачивая им заработную плату, по преимуществу натуральную—скотом и харчами. Все это носило характер кабальной «родственной помощи» и лишь усугубляло эксплуатацию.

Ярким свидетельством варварских методов эксплуатации, практиковавшихся в казахской степи, является жалоба казахов на одного бая-арендатора земель войскового участка в Павлодарском уезде — на судью Османа Козгонбаева. «Козгонбаев составил себе капитал обыкновенным в степи промыслом ростовщика, — пишут жалобщики, — подчинил себе много киргиз, им же разоренных, и стал считаться «влиятельным» киргизом. Все киргизы разорены им, Козгонбаевым, все имущество и даже жену он может отобрать, когда угодно, когда вздумается. Управитель ему зять, сам он судья и все судьи ему родня. Киргизы строят бесплатно этому степному помещику дома, скотные дворы, косят траву, ставят сено и, если есть, убирают хлеб, заготовляют топливо совершенно безвозмездно. За все это он, за плату, позволяет жить в своих зимовках и дает покос. Кроме того, что к плате прибавляются проценты, все киргизы обязаны отбывать натуральную повинность. Козгонбаев брал и деньги, и скот и все считал, что он держит нас «из милости». Он сгоняет с зимовок и лишает покосов 200 казахских семейств. Так поступают и все влиятельные киргизы, составляют тысячные капиталы, разоряют народ», — заканчивают свою жалобу казахи.

Из сказанного выше видно, что общественный экономический строй в Казахстане был чрезвычайно сложный и своеобразный. С одной стороны, он не мог дозреть и развиться в «нормальный» классический феодализм, а с другой стороны, к началу XX века феодализм уже разлагался товарно-капиталистическими отношениями и сохранялся лишь при поддержке военно-феодального империализма царской России.

Таким образом, основной экономический закон феодализма, требующий обеспечения феодалам прибавочного продукта в форме феодальной ренты путем эксплуатации крестьян на основе феодальной собственности на землю с применением внеэкономического принуждения, в Казахстане проявлялся в искаженном виде. Трудящиеся массы испытывали двойной и даже тройной гнет. Они эксплуатировались переплетающимися и взаимно проникающими патриархально-феодальными, капиталистическими и колониальными методами. Крупные баи-полуфеодалы, концентрируя в своих хозяйствах огромные стада скота, владея лучшими выпасами и другими земельными угодьями, пользовались исторически сложившимися формами и обычаями родового быта для полукрепостнической эксплуатации трудящихся масс казахских скотоводов. Наряду с этим, в отдельных местах Казахстана, ближе расположенных к Центральной России, железнодорожным пунктам и рынкам сбыта, начали распространяться капиталистические отношения. Экономическими агентами нового, капиталистического развития выступали, кроме пришлых капиталистов, представители нарождающегося капитализма из среды коренного населения. Они зверски грабили казахские трудящиеся массы, прикрываясь родовыми отношениями.

Оцените статью
Биографии Героев и писателей СССР
Добавить комментарий