Никто не хочет умирать

nikto ne hochet umirat Революция

Человек не хочет умирать. И сколько бы ни говорилось, что смерть есть диалектическое продолжение жизни, что ежеминутно на земном шаре умирает 108, а ежедневно 100 тысяч человек, к себе это отнести не хочется. Спокойнее воспринимают смерть верующие. Но тоже не все. К. Ламонт в книге «Иллюзия бессмертия» приводит ряд высказывании, смысл которых один: человек верит в смерть, но не в свою.

Недавно я оказался в поезде в одном купе с епископом, который ехал в Таллинн на церемонию посвящения в сан главы Эстонской евангелическо-лютеранской церкви.

Познакомились, разговорились. Я поинтересовался, как сказывается встреча со священнослужителем на состоянии умирающего.

— Она дает умиротворение и надежду.

— Что это — не конец.

— Но это всё-таки — конец. Ведь потом ничего. . .

— А разве вы там были?

— Конечно, нет. И не спешу. Однако и вы там не были.

— Верно. Но я верую, а это и есть надежда.

Не хочется приводить последующую беседу. Суть в другом: человеку нужна надежда. Как заметил в одном из недавних интервью Виталий Коротич, «доказывать людям, что после смерти они станут белой известью, и больше ничем, — не самое большое достижение человеческого гения».

Нередко цитируют слова Людвига Фейербаха, которые выделял В. И. Ленин: «В религии ищут утешения». Думается, эта мысль лишь подчеркивает, почему люди особенно часто обращаются к религии в чрезвычайных ситуациях. А что может быть экстремальнее смерти?

Страшит даже не сама смерть, а понимание того, что после нее будет все, кроме тебя самого. Будут цвести ландыши, благоухать сосны, петь птицы, люди будут встречать Новый год, наслаждаться любимыми глазами, трепетать от чувств.

Оцените статью
Биографии Героев и писателей СССР
Добавить комментарий