Ход восстания в Тургайских степях

hod vosstaniya v turgajskih stepyah Борьба крестьян за свободу

Рассмотрим ход восстания в Тургайских степях. 28 июня 1916 года по указанию администрации Тургайской области проводились съезды волостных управителей и аульных старшин совместно с «почетными аксакалами», на которых обсуждался вопрос о призыве казахов на тыловые работы. Буржуазные националисты, многие из которых в это время работали в местном управленческом аппарате, побывали в аулах и призывали казахов выполнять царский указ, стараясь всячески предотвратить вооруженное восстание. Но им не удалось уговорить трудящихся отказаться от борьбы против мобилизации людей на тыловые работы.

Здесь, как и в других районах Казахстана, развернулась борьба за уничтожение списков мобилизуемых казахов, многие казахские аулы откочевывали в глубь степи, повстанцы захватывали байских лошадей, нападали на волостных управителей и аульных старшин, феодально-байские верхи аула, происходили вооруженные столкновения их с царскими войсками. Следует подчеркнуть, что восстание здесь носило более организованный характер и отличалось от других очагов его по своим масштабам и численности повстанцев.

В начале августа 1916 года губернатору Тургайской области со всех концов начали поступать тревожные сигналы о вооруженных выступлениях местного населения, об организации восставшими отрядов для сопротивления войскам, об откочевке казахов в глубь степей, об оставлении ими работы на конно-почтовом тракте и т. д. Много сведений о настроении казахов губернатор получал от волостных управителей. Так, 9 июля 1916 года волостной управитель Карабалыкской волости Кустанайского уезда С. Кадыров составил протокол о срыве съезда казахов аула 5, созванного для проверки посемейных списков. В протоколе отмечалось, что по указанию крестьянского начальника второго участка Кустанайского уезда он провел собрание в ауле 5 вверенной ему волости с целью проверки посемейных списков и выяснения того, кто из казахов подлежит мобилизации.

По свидетельству волостного управителя, на этом собрании трудящиеся аула заявили резкий протест царскому указу и отказались дать людей для отправки в царскую армию.

После окончания проверки списков, писал волостной управитель, снова начались волнения; причем многие казахи говорили о злоупотреблениях при составлении их. В списках неправильно указывались годы рождения некоторых казахов. Исхак Досмухамедов, Дюсембай Досанов, Нартай Куванышбаев и Кубек Досмухамедов тут же призвали народ к восстанию и требовали убить аульного старшину и писаря, составлявших посемейные списки. Исхак Досмухаме-дов заявил, например, что участники собрания перебьют всех, кто будет брать казахов на тыловые работы, «придет сам государь и его убьем! » В этот же день аульный старшина и его кучер были избиты ими, а 12 июля был убит волостной управитель Кадыров. Представляя протокол Кустанайскому уездному начальнику, волостной управитель просил принять меры к пресечению возникающих в волости выступлений населения, направленных на срыв мобилизации людей на тыловые работы.

В июле 1916 года при составлении списков призывников восставшими казахами был убит управитель Карабалыкской волости. «В августе 1916 года начальник Тургайского уезда в рапорте губернатору Тургайской области Эверсману сообщал о волнениях в уезде в связи с набором на тыловые работы и «самоуправствах» в отношении «богатых и влиятельных лиц», об уничтожении восставшими посемейных списков, расправе с волостной администрацией и о создании вооруженных отрядов и наблюдательных постов.

Докладывая губернатору области, уездный начальник указывал, что почти во всех аулах Кустанайского уезда создаются вооруженные группы казахов для оказания сопротивления властям. Наиболее упорными оказались жители 4, 5, 6 и 8 аулов, твердо решившие уклониться от призыва и всеми мерами противодействовать распоряжениям правительства, направленным к исполнению указа от 25 июня. С этой целью, говорилось далее в докладе уездного начальника, из молодежи был организован отряд численностью до 500 человек, в который вошли и казахи других аулов уезда. Этот отряд, вооруженный пиками, ружьями, дубинками и топорами с длинными рукоятками, находился в местности Кара-Тамыр. Источники свидетельствуют о том, что повстанцы громили байские аулы, угоняли их скот для снабжения продовольствием отряда, отбирали у баев лошадей для джигитов. Вот что писали, к примеру, управители Бель-Копинской, Талдыкской и Темир-Астаувской волостей Иргизского уезда 13 октября 1916 года в своих протоколах-донесениях: когда они ехали в Иргиз через Жаман-Кум для составления списков лиц, подлежащих мобилизации на тыловые работы, на них напали повстанцы, вооруженные пиками, большими палками, дубинами, ножами, ружьями, загородили путь, «ругая площадными словами, грозя лишить нас всех жизни, крича: «Вернитесь назад в свои аулы! Не пустим вас в Иргиз! Вы нам враги, соглашаетесь нас отдать в солдаты, мы — люди, подлежащие призыву, там нас ожидает смерть, а вас живыми дома не оставим. . . » С этими словами 200 повстанцев напали на волостных управителей, аульных старшин и писарей, сбросили их с коней, избили, а одного из писарей убилиУчастник восстания 1916 года Т. Урусов в своем воспоминании о событиях тех дней пишет: «В 1916 году я жил в Кзылжарской вол[ости] Иргизского у[езда] Тургайской обл[асти]. В нашей волости было около 1 300 кибиток.

Летом этого года был получен указ о мобилизации казахов. Наш вол[остной] управ[итель] Такаш Джансу-гуров, известный богач, сразу приступил к составлению списков мобилизуемых. Богачи Ахауов, Сансизбаев, Успанбаев и другие повели бешеную агитацию за подчинение указу. Так как они были богаты и влиятельны, им удалось многих уговорить подчиниться царскому приказу.

А остальное население, главным образом бедняки-джатаки, противились царскому приказу. Через некоторое время после объявления мобилизации собрались джатаки Тлекин, Кансеитов, Сарсенбин и десятка два других. Мы обсудили положение. Нам уже было известно, что в большинстве аулов беднота не хочет идти на фронт, что если людей будут брать силой, они будут защищаться с оружием в руках. Нам было известно также, что в других районах Средней Азии началось восстание против царского правительства. И мы решили взяться за оружие».

Т. Урусов был руководителем отряда повстанцев, в котором насчитывалось около 900 человек. При отряде была создана группа кузнецов, которые ковали наизу, айбалту, ремонтировали ружья и т. д.

Отряд Урусова установил связь с отрядом Амангельды Иманова, действовавшим в районе Тургая, и с другими повстанческими отрядами, сформированными в Иргизе и соседних с ним уездах. В конце сентября 1916 года отряд Урусова вступил в бой с отрядом в 60 человек, которым руководил бай Омар Шинарбаев, имевший 500 голов крупного рогатого скота и почетный халат, подаренный ему царем за его особые заслуги перед царским правительством. В его отряде участвовали баи Агибай Баркымбаев, Сагындык Оспанбаев, Кожак Макатов и др. Встреча двух отрядов состоялась в местности Майлисор. В рукопашном бою байский отряд был разбит наголову, шесть баев были захвачены в плен. В ноябре отряд Урусова совместно с другими отрядами повстанцев принимал участие в бою с царским карательным отрядом и заставил его отступить. Но в первых числах декабря на помощь карателям пришел новый крупный отряд, значительно превосходивший повстанцев как по численности, так и по вооружению. Отряд киргизских повстанцев был разгромлен.

Восстание трудящихся аула против царских властей и феодально-байской верхушки продолжалось. По призыву Амангельды Иманова повстанцы Тургайского, Кустанайского, Актюбинского, Атбасарского и Перовского районов объединились для совместной борьбы против царского правительства и казахских баев-феодалов. Царские власти принимали все меры против поднявшихся на борьбу казахских трудящихся. На территории всей Тургайской области было введено военное положение, укреплялись местные гарнизоны и охраны железных дорог, создавались военные суды. Феодально-байская верхушка аула освобождалась от мобилизации на тыловые работы с тем, чтобы ее использовать для борьбы с повстанцами.

Во второй половине сентября 1916 года в Тургайской степи появился карательный отряд, во главе которого стоял уездный начальник Ткаченко. Царские палачи учинили расправу над мирным населением, особенно над членами семей и родственниками повстанцев.

В районе озера Татыр завязался бой между карательным отрядом и повстанцами, которыми руководил Амангельды Иманов. В этом бою под натиском повстанцев карательный отряд отступил и вынужден был вернуться в Тургай.

В сентябре и октябре 1916 года к отряду Амангельды присоединялись новые группы повстанцев, прибывшие из Акмолинской, Семипалатинской, Сыр-Дарьинской и других областей Казахстана. Вот что писал по этому поводу крестьянский начальник первого участка Тургайского уезда Каретников в донесении военному губернатору Тургайской области Эверсмену 17 сентября 1916 года: «Имеются сведения, что в пределы Тургайского у[езда] прикочевало очень много киргиз из Петропавловского и Атбасарского у[ездов] Акмолинской области Перовского у[езда] Сыр-Дарьинской области и из Кустанайского у[езда] с целью скрыться от призыва, а если понадобится, то и оказать сопротивление совместно с населением Тургайского уезда»Источники свидетельствуют, что отряд Амангельды Иманова вырос в огромную повстанческую армию, а сам Амангельды стал признанным руководителем народно-освободительного движения, развернувшегося на обширной территории Степного края. Амангельды, как руководитель огромной армии, провел большую работу по организации, вооружению и сплочению повстанцев. Под его руководством был создан военный совет, который осуществлял руководство военными действиями отрядов, снабжение их продовольствием и оружием. Даже царские чиновники и волостные управители в своих донесениях военному губернатору и другим должностным лицам указывали, что Амангельды Иманов является главнокомандующим армии повстанцев.

В источниках мы находим высокую оценку деятельности Амангельды Иманова как опытного и храброго руководителя восстания казахов Тургайской области. О его выдающейся роли в организации и обучении повстанцев писали его соратники и друзья, боровшиеся вместе с ним против карателей и казахских баев-феодалов. «Амангельды резко выделялся среди остальных, — писал Алиби Джангильдин в своем воспоминании о событиях 1916 года. — Он был подлинно душой тургайского восстания. Его организаторские способности и храбрость нашли себе здесь достойное применение. Джигиты из аулов так и валили к нему» .

В октябре и ноябре 1916 года восстание казахских трудящихся под руководством Амангельды Иманова приняло огромный размах. Царские генералы в своих донесениях правительству с тревогой отмечали массовый и организованный характер восстания и стойкость его участников, приводили сведения о численности повстанцев. Но у них, очевидно, не было точных данных. 18 октября 1916 года в 70 километрах от Иргиза, у озера Кзыл-Куль, завязался бой с карательным отрядом, в котором участвовало 2 500 повстанцев. Карательные войска не выдержали натиска отрядов Амангельды и отступили в Иргиз.

Царские власти на местах признавали, что положение в районах восстания весьма серьезное, и считали имеющиеся войска крайне недостаточными для подавления восстания. Тургайский губернатор в телеграмме командующему войсками Казанского военного округа писал, что сотня казаков, находящихся в его распоряжении, при столкновении с отрядом повстанцев могла только отстреливаться от них и не могла уничтожить их. Аналогичные телеграммы о невозможности мелким карательным отрядам справиться с восставшими отправлялись командующим войсками и военным губернатором военному министру Шувалову. Вскоре был организован специальный экспедиционный корпус под командованием генерал-лейтенанта Лаврентьева. В помощь корпусу были посланы дополнительно войска Туркестанского военного округа. Таким образом, в конце октября 1916 года в районе Челкара и Иргиза сосредоточилось огромное число войск, присланных специально для подавления восстания.

Командующий войсками Казанского военного округа А. Сапдецкий в докладной записке военному министру Шувалову писал о тактике восставших и о необходимости приспособить борьбу экспедиционного корпуса к этой тактике. Командующий сообщал, что «до прибытия карательного корпуса в Тургайскую область отряды повстанцев находились недалеко от Челкара и Иргиза [в] Карабутаке и Тургайском у[езде]. Однако прошло уже. . . более двух недель со времени выступления отряда со ст. Челкар, и отряд не мог настигнуть мятежников и лишь видел в некоторых пунктах бесчисленное множество следов от конских копыт, свидетельствующих о недавнем пребывании на этом месте громадной шайки конных мятежников. Представляется ясным, что скопища [киргизов] не желают принимать боя и при появлении более значительных сил скрываются для того, чтобы появиться затем в тылу отряда».

Карательные войска под командованием Лаврентьева шли по трем направлениям. Часть корпуса следовала на Иргиз и Тургай, другая — из Актюбинска через Карабутак на Иргиз, третья — через Кустанай в Тургай. Перед карательными отрядами была поставлена задача во что бы то ни стало освободить Тургай, осажденный повстанцами.

Амангельды Иманов со своими отрядами приближался к Тургаю, чтобы взять его до прибытия сюда карательных отрядов. Причем было решено захватить Тургай внезапно штурмом утром 6 ноября. Однако повстанцам не удалось осуществить задуманный план. Осведомленное о намерениях Амангельды, командование гарнизона Тургая приняло необходимые меры к отражению штурма повстанцев. Наступление повстанцев на Тургай началось на рассвете. Отряд Амангельды, ворвавшийся в город, в течение нескольких часов вел бой с хорошо вооруженными войсками. Но подавляющее большинство повстанцев в это время не могло прорваться к городу. Поэтому Амангельды вынужден был отступить, но город все еще оставался в осаде. Я. Довбищенко, отбывавший в 1916 году ссылку в Тургае, писал в своем дневнике о поражении в осажденном Тургае: «22 октября Тургай в осаде. Объявлено военное положение. В семи верстах от города скопилось несколько тысяч человек из аулов уезда. Телеграфное сообщение прервано, почтовые станции разрушены. . .Начальство уже попряталось в казарме. Оно охвачено страхом. 28 октября седьмой день осады. Даже неизвестно, когда будет налажено сообщение между Тур-гаем и внешним миром. 31 октября. Десятый день осады. Вчера киргизы угнали городской табун, который пасся в верстах 5—6 от города. Дозорные видели массу киргиз близ Тургая»К этому времени к Тургаю подходили многочисленные и хорошо вооруженные карательные войска. На помощь царским палачам пришли феодально-байские агенты, которые обманным путем проникли в ряды повстанцев и вели подрывную работу среди них. Буржуазные националисты, которые с самого начала восстания находились во вражеском лагере, обратились к повстанцам с призывом сложить оружие. Проводя политику непротивления царскому правительству, капитулируя перед его карательными войсками и даже воспевая «дружбу» с царизмом, буржуазные националисты осуществляли некоторые мероприятия, направленные на подавление восстания.

Они всячески старались разлагать ряды повстанцев и таким образом ослабить их силы. К тому времени силы повстанческих отрядов были истощены и им трудно было вести бой с хорошо вооруженными и обученными войсками. В этих условиях невозможно было продолжать осаду Тургая, и Амангельды Иманову пришлось отвести свои войска в район Батпаккары, где и находился штаб восставших казахских трудящихся.

Предстояла тяжелая борьба с карательными войсками, а рано наступившая зима, сильные морозы, глубокий снег не благоприятствовали действиям повстанческих отрядов. Необходимо было отвести их в места, недосягаемые для карателей, обеспечить повстанцев продовольствием и фуражом. С этой целью Амангельды решил собрать свои отряды в песках Тусум, в районах Батпаккары, Сабын-Куль и Кара-Куга с тем, чтобы в начале 1917 года возобновить борьбу с карателями, казахскими феодалами и баями.

Оцените статью
Биографии Героев и писателей СССР
Добавить комментарий